Стахановское движение: великие свершения и трудности ударничества (часть вторая)

Знаменитый трудовой подвиг, совершенный донбасским забойщиком Алексеем Стахановым в августе 1935 года, положил начало невиданному по размаху общественному движению в СССР – ударничеству. В первом материале «Живая история» рассказала, как зародилось социалистическое соревнование, почему передовики были так важны для власти, что принесли народному хозяйству страны внедрение новой техники, новаторство, дисциплина и дополнительные к плану миллионы тонн так необходимых для индустриализации угля, нефти, металлов. 

Однако, охватившее страну трудовой воодушевление поддержали вовсе не все рабочие и крестьяне, большая группа трудящихся ненавидело передовиков, были известны случае их избиений и даже убийств….

Лучшие стахановцы меховой фабрики №2 Морозов, Леонов и Овчинников за окрашиванием меха лисы. Фото М. Плотниковой. г. Москва; 10.1935

Часть вторая. Почему рабочие не любили стахановцев

Ударничество и социалистическое соревнование были заботой исключительно коммунистической партии и комсомола. Победы и заслуги они также по большей части присваивали себе. В народе же передовиков не любили, а зачастую и ненавидели. В конце 1930-х годов органы правопорядка фиксировали многочисленные случаи поломки техники ударников и нанесения им самим травм. Нередко их просто убивали. Стахановцы не пользовались искренним признанием и у руководителей предприятий. Причин для вражды было много.

Поясним некоторые из них. Если один выдающийся работник делает 10 норм плана, то ему полагается соответствующее денежное вознаграждение. Фонд заработной платы предприятия при этом остаётся неизменным. Таким образом, остальные трудящиеся получают в разы меньше денег. Первыми почувствовали это на себе те же шахтёры. Когда простые труженики получили крохи, а их дети стали голодать, это вызвало, мягко говоря, раздражение и протест. Далее. Если один мастер может работать за троих, то, понятно, что нет смысла держать ещё двоих, а значит, они едут на улицу — вместе со своими семьями.

Стахановский конвейер, организованный на обувной фабрике "Парижская коммуна". Фото бригады Игнатовича. Союзфото. г. Москва; 12.1935

Если кто-то способен в 10 раз перевыполнить норму, то логично задаться вопросом: может быть, это норма сильно занижена? Так, собственно, и поступили на всех производствах — значительно повысили норму. В результате заработная плата большинства работников заметно снизилась (что опять-таки не могла вызвать теплые чувства к своему коллеге, а, напротив, вызывало желание поговорить по душам…). Тем более что все знали цену таким «трудовым подвигам»: как они готовились и сколько человек в них участвовало (приписывали, разумеется, всё одному — лидеру), как специально выбирались «хорошие» пласты, пашни и станки, как за бортом оставались другие сотрудники и т. д.

Очень многие стахановцы (как и сам основоположник движения) к работе больше не возвращались. Вместо этого они ездили по стране, выступали на митингах: рассказывали рабочим, как добились такого потрясающего результата и чем страна отблагодарила их за это. А власть, действительно, всячески поощряла ударников — давала квартиры с мебелью (невиданное в то время дело), помогала получить высшее образование, награждала орденами, выдавала премии, обеспечивала билетами на концерты и т. д. Для них даже в заводских столовых были отдельные столики и отдельное питание — «повышенной калорийности»: ведь им полагалось «стахановское блюдо» (судя по всему, мясное).

Да и те стахановцы, что всё же остались на производстве, при новых нормах выработки держать планку никак не могли. Ведь понятно: можно ударно потрудиться смену или даже напрягаться в течение месяца, но тянуть лямку передовика изо дня в день годами — такое было не под силу и богатырю. Как правило, они уходили на партийную работу.

Сталевары мартеновского цеха ММК читают обращение наркома тяжелой промышленности о развитии стахановского движения. г. Магнитогорск; 1936

На фоне тяжёлой работы и трудной жизни большинства это вызывало и зависть, и ненависть. Рабочие ломали оборудование передовиков, воровали у них инструменты, калечили и травили, а иногда и убивали ударников. Виновники незамедлительно разыскивались, объявлялись «кулацкими террористами», саботажниками и карались по всей строгости закона. Аресты и казни быстро свели сопротивление к нулю. (Здесь надо заметить, что в социалистическое соревнование включились и милиция, и НКВД : они также предоставляли сводки о превышения плана по задержанным или по раскрытым делам.)

Конечно, ни о какой социальной справедливости не могло идти и речи, появилась рабочая элита, произошло реальное расслоение уже в среде трудящихся, общая покупательная способность населения снизилась в пользу более богатых передовиков.

Киеня Софья Александровна, знатная стахановка Метростроя, со своими товарищами у стенгазеты "Стахановец". г. Москва; 1937

По сути, совсем не рады были социалистическому соревнованию и трудовым подвигам и руководители предприятий. Напомним, что в СССР усиленно внедрялась плановая экономика. Каждый завод или фабрика получали сырьё в соответствии с планом и должны были произвести заранее чётко определённое количество изделий. И если передовик Иванов за смену делал 1000 гаек вместо 100, а Сидоров (как ему и было предписано) — ровно 100 болтов, то куда девать оставшиеся 900 гаек? И как отчитаться за металл, израсходованный на этот подвиг?.. Правда, с непонятливыми директорами была проведена серьёзная разъяснительная работа (многие отравились в учреждения ГУЛАГа), после чего они осознали правильность линии партии. Особенной головной болью было наличие на предприятии сразу несколько, а то и десятки стахановцев: здесь терялись даже партийные функционеры: ведь поощрительный фонд был ограничен.

Н.С. Хрущев в президиуме слета шахтеров-стахановцев Подмосковного угольного бассейна. Тула, 1936.

И всё же с позиции времени надо признать стахановское движение  важным и полезным общественным явлением. Благодаря ему была повышена производительность труда, быстрее внедрены новые виды техники, родилось и расширилось новаторство, наконец, были добыты те миллионы тонн угля, газа, нефти и металлов, которые позволили провести индустриализацию накануне Великой Отечественной войны.

 

Материалы по теме

Октябрьский номер отправлен в типографию!

Как получилось, что большевики смогли захватить власть? Ведь даже в октябре в вопросе о необходимости вооруженного восстания среди радикально настроенных революционеров не было единства.

Читать